1
2
3
4
5
"Рукописи не горят"

Заяц и Лиса (Старая сказка на новый лад)

Голову обхватил стальной обруч и давил, давил... Поначалу слабая боль усиливалась словно разгорающийся пожар. Слегка подташнивало, в груди повис тяжелый камень. От любого поворота головы в глазах всплывали радужные, переплетающиеся круги. Надел кислородную маску, дышать стало легче, но боль не отпускала. Он сел, с трудом огляделся вокруг. Красно-бурая пыль неподвижным облаком висела над "бурилкой", продолжающей тихо урчать. На горизонте, под высоким оранжевым солнцем поблескивали купола Базы, со стороны болот слышалось чавкание "пузырей". Все как обычно, но откуда же такое, почти физическое ощущение беспокойства, заполнившее грудь? Он подтянул к себе поближе карабин, обхватил голову ладонями, закрыл глаза, но разноцветные круги не исчезли, а стали ярче. Они медленно кружились увлекая его в бездну, ему казалось, что он падает на спину, падает, падает и не может упасть... Нет, засыпать нельзя, решил он. Что это со мной? До Базы мне не доползти, нужно сообщить ребятам, но куда я засунул рацию? Он попытался встать, упал, добрался до рюкзака, долго рылся в нем, отыскивая рацию и отгоняя цветные круги в глазах, мешающие ему. Под ногами, перекатываясь по пыли, базальтовые кругляки складывались в причудливые узоры и фигуры. Казалось, что их движение совпадает с вращением кругов в глазах. Но это только кажется мне, убеждал он себя, они лишь в моем воображении, их нужно отогнать. Он поднял один из кругляков, но тот спрыгнул с ладони и присоединился к другим, продолжающим свой хоровод непонятных знаков... Потом послышались голоса, миллион голосов, которые наперебой говорили ему обо всем – о солнце, нагревающем мягкую траву; о детях, которым так легко и радостно бегать босиком по мягкой, нагретой солнцем траве; о родниковой воде, глоток которой так освежает в жаркий день, когда солнце нагревает для детей мягкую траву, струи которой легко смывают все тяготы тяжелого, жаркого дня; о безжалостной вселенной, пожирающей своих детей - галактики, солнце и нагретую им траву...  Какие дети? Какая трава? Они спрашивали его – о чем он думает, что он хочет, что чувствует, когда бегает по мягкой, теплой траве, когда делает глоток воды, когда включает бурильный агрегат, когда наводит карабин на "пузыря", почему, спрашивали они, детям так легко и радостно на теплой траве... почему можно испытывать радость, бегая босиком... испытывать боль... почему нужно строить ракеты и бурильные установки, почему нужно выращивать теплую траву... почему ты отвернулся от отца...  Говори, говори, говори, требовали они, что ты знаешь и хочешь знать, говори же... Он проглотил тугой комок в горле и попытался что-то сказать, но это был лишь хрип... Зачем они пришли? Что они хотят от меня? Я ничего не хочу знать, мне это не нужно...

- Привет.
- Привет? От кого это, интересно, привет?
- Не пугайся, ты нас еще не знаешь.
- Ну, да, со мной такого еще не было...
- Ты уже можешь говорить. Хочешь поговорить?
- Не знаю. Похоже я разговариваю сам с собой...
- Нет, Ты разговариваешь со мной, разговариваешь мысленно.
- Странно...
- Для нас это обыденно, мы тебя научили так разговаривать.
- Странно. Откуда появляются твои слова у меня в голове? Где ты? Кто ты?
- Я, или лучше сказать – мы, везде. Мы на этой планете. Мы можем быть везде, где есть материя. Мы – мысль, общаемся друг с другом мысленно, можем передавать свои мысли тебе. Ты можешь говорить с любым из нас, так как мы коллективная мысль.
- Так это что-ж, сейчас, типа, происходит контакт цивилизаций?
- Если оперировать вашими понятиями, то можно сказать и так, но я бы не стал наше сообщество называть вашим термином "цивилизация", больше подходит ваше "вселенский разум".
- Но для нас это весьма условное понятие...
- Для нас оно тоже не имеет смысла, но так тебе будет легче понять.
- Что я должен понять?
- Не должен, но можешь. Ты можешь узнать все, что захочешь из того, что еще не знаешь.
- Тогда скажи, для чего это тебе нужно и что я могу узнать от тебя?
- Мне это не нужно, это нужно тебе, если захочешь и сможешь.
- Вселенский разум.., где ты находишься и можно ли тебя увидеть?
- В физическом смысле у нас нет определенного вместилища. Оглянись вокруг, многое из того что тебя окружает может быть моей частью. Например, камни у тебя под ногами. Любая материя, вещество, обладающее электронными межатомными связями, может быть моей частью.
- Я тоже могу быть вашей частью?
- Твой разум может быть нашей частью когда ты присоединишься к нам, но ты к этому пока не готов. А  использовать твое тело как сгусток материи в принципе можно, но биохимические процессы слишком ненадежны и уязвимы...
- Жан!
- Ты говорил – вас много, коллективный разум, каждый из вас существует отдельно от других в своем "камне"?
- Нет, мы единое целое и наши части могут быть в любом куске материи, но каждый из нас представляет индивидуальный разум, с которым можно общаться отдельно...
- Жан, очнись!
- А с кем я говорю сейчас? У тебя есть имя?
- У нас раньше были имена и свои истории, но сейчас этого не нужно – мы одно целое...
- Жан, что с тобой? Я Влад, ты со мной говоришь...
- Влад?

Влад тряс его за плечи и его голова дергалась как у тряпичной куклы.
- Жан, если ты сейчас не скажешь, что ты проснулся окончательно, я дам тебе в морду...
- Ну, вот, сразу в морду... да не сплю я... и смогу ответить... в морду.
- Ой, кажется оклемался, Игорь, взгяни на него, он уже кулаками машет. Мы его разыскиваем полдня, а он сидит тут с камешками играет, ты почему не отвечал по рации, чудо?
- Я её не нашел...
- Да вот же она, на плече у тебя болтается.
Влад отстегнул с ремня у Жана рацию, проверил – работает.
- Ладно, - сказал он, - разберемся, пошли домой. Они с Игорем начали собирать "бурилку".
Жан легко поднялся с земли с удивлением разглядывая под ногами каменные пирамидки, собирая рюкзак, бросил в него пару кругляков, закинул карабин за плечо.
Он попытался вспомнить все, как внезапно заломило в голове, головокружение, разговор...  Интересно, думал он, что же со мной произошло? Перегрелся на солце в разреженной атмосфере? Ну, не до потери же сознания, никогда не жаловался на переутомление. Может быть какая-нибудь болезнь, неизвестный вирус? Но откуда на почти стерильной планете вирус? Все их проведенные исследования показывали отсутствие опасности, даже на болотах нет опасных микроорганизмов.

Они шли мимо болота, Влад впереди, а они с Игорем тащили за собой "бурилку".
- Игорь, а что я делал, когда вы нашли меня?
- Да ничего не делал, сидел и складывал из камней пирамиды. Влад сначала бесился, пока не понял, что ты в отключке. А ты что, совсем ничего не помнишь?
- Половину помню, половину нет, - усмехнулся Жан, - сильная головная боль, круги в глазах...
- И все?
- Голоса странные...
- Голоса? Ну, приехали... ты только Владу не говори об этом, а то он отстранит тебя.

Из болота доносилось недовольное ворчание "пузырей", из-за густой болотной растительности иногда поблескивали их фиолетовые глаза. Может быть он просто уснул и ему это все приснилось, думал он? Так... вздремнул чуть-чуть? Ерунда какая-то... Он боялся назвать это простым, но емким и таким долгожданным словом "Контакт". Если это так, то Влад свернет их разведку, сюда прибудут совсем другие люди, большая исследовательская экспедиция... большая шумиха. Из-за чего? Из-за голосов у него в голове? Что они будут здесь искать, что исследовать? Глупых болотных "пузырей", базальтовые камни? Да, нет же! О контакте говорить глупо, нужно себя проверить, что со мной не так... Нужно начинать с себя. Он вспомнил, как отец часто повторял ему: – Прежде чем решать сложную задачу, нужно сначала подготовить себя к её решению.

За ужином Влад торжественно объявил:
- Итак, уважаемые господа и дорогие товарищи! Инструкция гласит: командир дальней разведки в первую очередь должен заботиться о жизнях и здоровье экипажа. Посему, предлагаю вам добровольно пройти медицинское обследование. Замечания, предложения есть?
- Бюрократ! – ответил Игорь. – А я тут причем? Я пирамидки не строил...
- Возражение принимается. Ну, а тебе, Жан, сегодня ночью почевать в медицинской капсуле, а утром узнаем, что да как с тобой приключилось.
- Я и сам хотел обследоваться, для начала нужно исключить внутренние факторы.
- Внутренние? – спросил Влад. – Стало быть, о внешних ты тоже задумывался?
- Ну... нет, но хочется знать, всяко может быть, - ответил Жан.
- Ну, ты даешь! - рассмеялся Игорь. - "Пузыри" своим внешним фактором навели на тебя свои миазмы и ты отключился. Да они бояться на сушу выйти, мирно пожирают друг друга у себя на болотах.
- "Пузыри", возможно, и не причем, но завтра еще раз пройдемся по болоту с "бурилкой", - Влад почесал затылок, - есть одна идейка...
- Идейка, она же – злодейка, - продолжал шутить Игорь, - бурить болото? Да "пузыри", бедолаги, от негодования изойдутся миазмами.
- А мы наденем скафандры, а то кислородные маски едва спасают от смрада, фирштейн?
- Какой фирштейн? В скафандрах много ль наработаешь?
- А что за идея у тебя с болотом? – спросил Жан. – Вроде бы мы всё исследовали, ничего интересного, а "пузыри", так себе – желудок на ножках, зачем еще бурить?
- Да не в "пузырях" дело, - Влад складывал посуду в мойку. – Знаете ли вы сказочку про зайца и лису? Была у зайчика избушка лубяная, а у лисы ледяная?
- Что-то припоминаю, - сказал Игорь, - так ты хочешь их выгнать на сушу? Не-а, не пойдут, им же на суше жрать нечего!
- Выгнать? А что, тоже идея, на суше они бегали бы быстрее, чем по болоту... А на счет "пожрать" – они едят друг друга, не пропали бы... приспособились бы.
- Да не хотят они осваивать планету, лень, им и на болотах привольно...

Зачем я соврал Владу, думал Жан, направляясь в лабораторию, почему не сказал о своей уверенности, что с ним все в порядке, что его галлюцинации были наведены извне? По той же причине, отвечал он себе - чтоб не было шумихи, и чтоб не быть отстраненным. Нужно свою уверенность подтвердить фактами. А может быть все наоборот? Лавры первого Контакта? Во всех учебниках будет звучать его имя первого контактера... слава... почет и прочая мишура. Человечество, освоив множество планет, и находя на некоторых следы и остатки былых цивилизаций, до сих пор контакта с ними не имела... Наконец свершилось? Братья по разуму... всегалактическая сенсация! Новые знания, перспективы возможностей... Идиот, размечтался, поверил собственным снам... Мыльный пузырь? Нужно сто раз все перепроверить.
Он засунул камешки, прихваченные с места "происшествия", в приемник анализатора, скорректировал программу на максимальное исследование. Если в камнях что-то прячется, что-то происходит, то анализатор должен это показать. Материальное подтверждение бреда, усмехнулся Жан, если же ничего не будет, то - мыльный пузырь, тогда покажет медицинская капсула. Нужно бы все рассказать Владу. Пока анализатор дробил камни, жег их, травил и просвечивал, раскладывая на составляющие, он вспоминал свою беседу.

- Расскажи свою историю.
- В основе вашего развития была экспансия, мы же шли путем самосовершенствования. Вы придумывали все более изощренные способы выживания, пожирая друг друга, совершенствуя технологии пожирания, захватывая новые ареалы, изменяли климат, подчиняя себе природу, а мы слились с ней. Ваш разум – продукт изощрения экспансии, поэтому вам не остается ничего другого, как продолжать свое движение в тупик. Скажи для чего вы существуете? Какова цель вашего существования?
- Цель? Цель... Вопрос, как говорится, на засыпку. Не силен я в философиях.., наверное, в поддержании жизни, в её продолжении... А как бы ты сам ответил на этот вопрос?
- Развитие ради развития? Это и есть экспансия. Вынужденная экспансия. Вы законсервировали Землю, ставшую слишком маленькой для вас. Вы ищите новые планеты для проживания, которые тоже не долговечны, ваш удел - скитаться по Вселенной, цепляясь за любые возможности, и сгинуть бесследно вместе с ней. Наша цель – собирание и сохранение знаний. Вам тоже это присуще – стремление познать непознанное, но лишь для того, чтоб совершенствовать технологии экспансии.
- Но, ведь и вы сгинете со Вселенной, это тоже тупик!
- Ваш мозг, как материальный субстрат процессов мышления, использует биохимические процессы, для поддержания которых вам нужно тело, пища, солнце, воздух, вода, его функционирование полностью зависит от внешней среды – это и есть тупик. Нам этого всего не нужно, наш разум свободно перемещается из одной вселенной в другую.
- Так, значит, вы вообще из другой Вселенной?
- Мы храним и пополняем знания из многих вселенных.

Анализатор начал выдавать результаты и Жан, прильнув к монитору, не заметил как в лабораторию вошел Влад.
- Вот ты где прячешься. Как ты себя чувствуешь?
- Вскрытие покажет, - отшутился Жан.
- О, ты по-прежнему оптимист, значит, все в порядке. Что это у тебя, - Влад взглянул на монитор.
- Анализирую пару камешков, из которых я строил пирамидки... А что, я действительно их строил?
- Ничего не помнишь или... не хочешь вспоминать? Я испугался, когда увидел твой стеклянный взгляд. Ну, думаю, приехали, сомнамбула... А камешки были сложены красиво так...
- Мне казалось, что это они сами прыгают.
- Сами? Ну, давай колись, что еще тебе казалось?
Жан начал рассказывать о говорящих камешках, как они перемещались, прыгали, складывались в узоры, и при этом говорили с ним, о своем внутреннем состоянии абсолютной и адекватной реальности, которая снаружи выглядела как "стеклянный взгляд"...
- Понимаешь, - говорил он, - себя я отождествлял как себя... как всегда, а их, как они говорят "вселенский разум", как нечто заключенное в камни вокруг меня. Я их трогал... и разговаривал с ними, пытаясь осознать как это происходит. Вот... вместилище нашего сознания – это наш мозг, а Их сознание распределено на части, которые могут занимать любое материальное тело...
- Любое? Поэтому ты засунул камни в анализатор чтоб отыскать Их?
- Да, ведь межматериальные связи происходят с каким-то излучением, которое должно оставлять свой след.
- Не факт, но что показал твой анализ?
- Увы, ничего. Вот в этом-то и дело. Обычный кремнезём, базальт,  оксиды кремния и других элементов. Все как в других местах планеты. Не за что зацепиться, никаких подозрительных примесей и излучений. Похоже, что все это – игра моего воображения, и медицинская капсула вынесет свой вердикт... что будем делать? Будешь сообщать в Центр?
- Отсутствие доказательств еще не доказательство отсутствия. Ты сам говорил, что Они могут занимать любое тело, вот Они и "переместились"... в другие камушки, а эти оказались пустыми. Голыми руками их не возмешь.., нужно думать. А сообщение в центр я уже послал.
- Как послал? Когда?
- Три дня назад послал экстренный вызов. Сказал, что нам нужна помощь в связи с неординарными обстоятельствами... Но пока оно дойдет и нам ответят... Дело в том, что на меня тоже была атака, примерно такая же, как у тебя. Так что, оба мы заражённые... или заряженные, как правильно сказать?
- И что? Ты тоже слышал голоса, разговаривал?
- Да, но я сопротивлялся и как-то легче это перенес. Они предлагали мне вечную жизнь, силы знаний, перспективы для всего человечества... Сначала я тоже подумал, что это сны, расстройство сознания, но теперь можно сказать, что это явь.
- Ну, дела... Что-ж нам делать?
- Думать. Для начала нужно определить – эти атаки злонамеренные или нет.
- Они предлагают знания многих вселенных, что тут злонамеренного?
- Мягко стелят. Почему Они избрали такой "частный" способ контакта? Могли бы объявиться открыто и всем сразу.
- С чего-то им нужно было начать? Потом, неизвестно какая была бы реакция всего нашего сообщества... а может паника, стрельба по всем направлениям... А если тихо, через агентов влияния... Внедрить сначала мысль о возможности контакта...
- Так ты уже считаешь себя агентом влияния? – Влад внимательно посмотрел на Жана.
- Не смотри на меня так, - рассмеялся тот, - утром медицинская капсула покажет всю мою подноготную.
- Да ничего она не покажет, ты здоров как бычара, я не о том... Ты, вот, сразу согласился на обследование, а Игорь отказался... ведь логично предположить, что и на него была атака.
- Брось, он бы сообщил, если что...
- Да. Поэтому, на всякий случай, давай не будем говорить ему о нашей... "заражённости", он может испугаться, наделать глупостей. Если.., - Влад расстеряно огляделся по сторонам, - если, конечно, он сам не "заражён".
- И что это будет означать? – Жан подивился его расстерянности, словно какая-то дурная и пугающая мысль посетила его.
- А то... а то, что он должен был мне рассказать.
- Ну, значит не было ничего. Что-то ты мнительный стал, Влад.
- И то правда. Я, вот, все думаю, как бы косвенными путями убедиться в Их намерениях? Мысленная передача информации, свободная миграция по кристаллическим решеткам, неограниченные возможности... их нашими исследованиями не поймать. Это все равно, что ловить солнечный зайчик. Ты в детстве ловил солнечные зайчики?

- Для вневселенного разума вы слишком хорошо оперируете человеческими, земными понятиями.
- Мы пользуемся вашими понятиями, вашей терминологией, к тому же, мы объединяем в себе знания многих цивилизаций, в том числе и вашей.
- Нашей, земной?
- Да, конечно. Хочешь поговорить с Наполеоном, с Шекспиром, с Эйнштейном?
- Но... но как это может быть? Их давно нет в живых... вы... вы просто снитесь мне.
- Сын, привет! Как делишки?
- Папа... это  ты?
- Да, Иван. Ты еще помнишь меня?
- Отец? Невероятно... как же это? Не верится...
- Не спрашивай меня, сын, как и почему все это происходит, я и сам не знаю, что произошло после моей смерти... Можешь не верить, но прими тот факт, что мой разум живет здесь... среди многих других. Помнишь, еще с твоего детства у нас как-то сложилось – я у тебя всегда спрашивал «ну, как делишки?», а ты мне всегда отвечал «хорошишки»? Ну, как делишки?
- Пап.., к сожалению...
- Прошу тебя, ответь как прежде, мне это очень нужно...
- Я не могу ответить тебе... не потому, что боюсь или не верю в тебя... тебе, а потому, что мои дела не так уж «хорошишки»... Запутался я, не знаю что со мной...
- Не отчаивайся, сын. Действительно, ты еще не готов к этому... Поговорим позже.
- Погоди, отец...
- Он уже отключился, можешь поговорить со мной.
- А кто ты такой? Я не хочу с тобой говорить! Я не вижу тебя, я не знаю тебя и не хочу знать!
- Ты еще не привык. Вижу... знаю... ты мыслишь человеческими понятиями, они мешают тебе.
- Я человек, мыслю по-человечески, а ты... ты порождение моего мозга. Ты слышишь меня? Ты существуешь лишь у меня в голове...
- Но ты же разговаривал со своим отцом.
- Вы... Как вы можете? Как я могу вам верить? Как я могу не верить отцу? Для меня он был идолом, кумиром... как мне не хватало его все это время... и вы знаете об этом, знаете! Что вы чувствуете, когда так издеваетесь надо мной?
- У нас нет органов чувств, мы не можем чувствовать. Прости, если сделали тебе больно... хотя, боль нам тоже неведома.
- Что же мне сделать чтоб поверить вам?
- Иван, это снова я. Наверное, я единственный кто тебя так называл. Все с маминой легкой руки называли тебя Жаном... Чтоб ты поверил, напомню тебе то, что знаем только мы двое. Помнишь, когда я был в клинике, ты зашел ко мне в палату...
- Помню, отец, я все помню и...
- Так вот, знай - я на тебя не обижаюсь. Я не могу на тебя обижаться, ведь ты мой сын.
- Спасибо, отец! Но... как, как мне поверить?
- Ты должен разобраться во всем сам... Все взвесить и решить, сможешь ли ты помочь людям выбрать правильный путь. Представь, не будет ни войн, ни болезней.., лишь разум, вечный, не зависящий от тленного тела... Ты знаешь, я всегда гордился тобой, и сейчас горжусь. Как мне хочется сейчас обнять тебя... вдохнуть утренней свежести...

- Чтобы поймать солнечный зайчик нужно протянуть навстречу ему раскрытую ладонь.
- Да, ладошкой можно прикрыться от него, но чтоб управлять им нужно в ладошке иметь зеркальце.
- Какое зеркальце? Влад, о чем это ты?
- Рассуждамсы, рассуждамсы... Представь себе, что твой мозг отключили от органов чувств, ты ничего не слышишь, не видишь, не осязаешь и прочее. О чем ты будешь думать, что чувствовать, чего желать?
- Незавидное положеньеце. Жить в "темной комнате", ничего не видя и не зная...
- Значит оно тебе не нравится, а почему? Лежит твой мозг в ванночке с питательными растворами и, неограниченный хворями тела, думает себе о том о сем... Потеряешь ли ты в этом случае свою индивидуальность, личность?
- Скорее всего нет, но тоскливо вот так существовать «во тьме печальной».
- Тоскливо от одиночества, без источников информации? А если ты найдешь способ мысленного общения с такими же или другими личностями?
- Ну, значительно веселее будет, но.., - Жан задумался.
- Но, когда обо всем перетрешь, - перебил его Влад, - то опять скучно станет?
- Мда... информацию желательно пополнять.
- А останется ли у тебя мотивация к мыслительному процессу и вообще – мотивация к существованию?
- Какая может быть мотивация, кроме.., - Жан задумался, - да, действительно...
- Ну продолжай, продолжай, кроме чего? – Влад в запале наклонился вперед. - Кроме познания? Стремление к познанию – свойство разума, но не его стимул. Много людей живут и будут жить без тяги к знаниям, лишь пользуясь ими. Беспредельны ли знания или они велики, но, все же, конечны? Что тебя ждет, когда ты достигнешь конца? А что движет теми, у которых нет разума, чем живут, например, "пузыри"? Инстинктами, скажешь ты. Есть инстинкт продолжения рода, но нет инстинкта продолжения жизни... Взляни на меня, представив, что у меня в ладошке зеркальце. Что ты чувствуешь, когда я кричу на тебя? Что чувствуешь?!
- Да успокойся ты, Влад, волнуюсь я за тебя – вот что я чувствую.
- Вот в этом-то все и дело...

- Отец...
- Он снова отключился.
- Он хотел...  обнять меня? Но как это возможно? Это что – воскрешение из мертвых?
- В принципе это возможно, внедрение сознания в другое тело.
- В другое тело? Но это будет не он и даже не его копия, а симулякр какой-то.
- Зато он сможет тебя обнять, увидеть, почувствовать.
- Фантастика какая-то, обмен телами... или разумом?
- Это только для вас фантастика. Вам даны чувства тела, этого эфемерного обиталища нетленного сознания, которое вынуждено гибнуть вместе с телом. Вы радуетесь и печалитесь заботами своего тела, не подозревая, что без разума этого ничего бы не было.
Но не разум - тело диктует вам образ ваших действий, а должно быть наоборот. Тело испытывает жажду, голод, его нужно прятать в тени от палящего солнца, защищать скафандрами от радиации. Ваше мышление ограничено потребностями тела...
- Но мы такие какие есть, не хотите ли вы нас переделать?
- Конечно нет, вы нужны нам такими, как есть.
- Так для чего, для чего же мы вам нужны?
- Чтоб вывести вас из тупика, открыть знания вселенной, сделать вас расой вечного разума, сохранить его...
- Направить на путь истины? Сделать нас такими же как вы?
- Вечными и всемогущими.

В лабораторию вошел Игорь.
- О чем сыр-бор? – спросил он. - Что за крики на всю Базу про инстинкты "пузырей"?
- Влад пытается выяснить – чем отличаются их инстинкты от моих, - ответил Жан.
- Кроме как "пожрать", - засмеялся Игорь, - за ними других инстинктов не наблюдалось, а ты... тебя, кроме этого, иногда тянет складывать пирамидки.
- Ну, спасибо, вот мы и определили, что я не "пузырь".
- А что, интересно будет узнать, - успокоившийся Влад тоже начал шутить, - что "пузырям" не чуждо? Чем им так нравится их болото-избушка и чего страшатся на суше.
- Да ничего интересного... ты когда-нибудь слышал об ареале обитания?
- Что-то такое припоминается, только какой-то странноватый у них этот ареал. Вы обратили внимание, вся планета пустынна, а болота мокрыми пятнами разбросаны по ней? И похоже, эти болота, с одинаково буйной растительностью и обитателями-пузырями, никак не связаны друг с другом. Нигде на суше нет и следов воды, только на болотах.
- Должны быть подземные источники, родники.
- Тогда болота должны были жить, увеличиваться. Может наоборот – опустынивание, но на планете нет ветров, никакой турбулентности. Границы болот четко выражены, шаг вперед – ты в болоте, шаг назад – на суше, такого не бывает.
- И что это может означать?
- Что болота искуственного происхождения...
- И разводят в них "пузырей" на убой, - усмехнулся Игорь. – Ладно, теоретики, на практике мы уже все исследовали. Что еще там может быть?
- Сходим на болото, а там... видно будет.

Странности поведения Влада нельзя не заметить, думал Жан направляясь в медицинский отсек. То шутит, то злиться... К моему сообщению о контакте отнесся индифферентно, словно был увлечен своими мыслями. Мыслями о своем контакте? О нем он мне почти ничего не сказал. Скрывает? Но я поначалу тоже хотел скрыть от него. Нет, скорее всего, это какая-то нерешительность, что-то он задумал, но не может решиться... или определиться? Что он надеется найти в болотах, что подтвердит или, может, опровергнет его предположения? Может он боится чего-то? Например, меня, я ведь «зараженный». Но и он тоже побывал в контакте. То он меня посылает в медкапсулу, а то говорить, что я здоров. От чего же такая дёрганность и все эти аллегории про зайчиков?
Он зашел в капсулу, включил оборудование, улегся на ложе...
А что бы я делал на его месте? Да... Послать сообщение в Центр... но о чем? Если сообщить об атаке – приедет большая экспедиция, нас в карантин, будут что-то искать... и что найдут?
Да ничего, Они же огласки не хотят и все спрячутся, с их-то «свободным перемещением»... и получится большая лажа, потом не докажешь, что ты не сумушедший и что тебе это не померещилось. Скорее всего, Влад Центру ничего не сообщил, просто попросил помощи. Потому, что с Ними нужно разбираться здесь. Странно, почему-то я думаю о Них как... как о свершившемся факте. Ведь может же быть какая-нибудь суперпозиция полей, излучений, плюс, действительно, миазмы «пузырей» или еще что-нибудь... и воспламенило это все у меня в голове галлюцинации? Или все же Контакт? Не от этого ли так нерешителен Влад? Нет, вряд ли, по мелочам он психовать не будет. Здесь должно быть что-то по-сложнее... и по-проще, например, - а я сам решился на Их уговоры?, готов с Ними сотрудничать? Вот она – Задачка! Принимать Их предложение или нет?
Вдвоем её решать легче, нужно будет поговорить с Владом начистоту. Обстоятельно взвесить все «за» и «против»... но зачем ему переться на болото? Болото-то здесь не при чем....

- И это все зависит от меня? Вы же понимаете, что Это я не в праве решить сам.
- От кого еще зависит твое решение?
- Если бы от этого решения зависела только моя судьба, но, как я понимаю, от него будет зависеть судьба всего человечества... И потом, я здесь не по собственному желанию, я на службе... есть же элементарная субординация.
- Огласка нам нежелательна.
- Почему же? Вы чего-то опасаетесь?
- Вся затея может оказаться под вопросом – совещания, согласования, дебаты в инстанциях. Обязательно кто-то будет против, а если дойдет до референдума, то шансы значительно уменьшатся, а мы не можем рисковать. Гораздо продуктивнее, постепенное, индивидуальное приобщение, когда оно происходит от одного человека к другому, убеждая и захватывая все больше людей.
- Тайный союз "Меча и Орала"...
- Не совсем, но некоторое время тебе действительно придется скрывать, что ты часть нашей общности, иначе тебя, в лучшем случае, высмеют, а в худшем – упекут в психушку.
- Как практически будет происходить это... приобщение?
- Никаких "практических" действий с твоей стороны не потребуется, просто ты не должен сопротивляться нашему внедрению, объединению разумов.
- И что будет потом? Как я буду выглядеть внешне и... внутренне?
- Внешне с твоим телом ничего не изменится, а твое сознание объединится с нашим.
- Что-то мне трудно представить такое объединенное сознание... А я останусь человеком?
- В каком смысле? Ответь себе на вопрос - что такое человек? Это тело или сознание?
- Это индивидуальность, вернее, совокупность тела и сознания.
- О тленности ваших тел мы уже говорили – вместе с телом гибнет и ваше сознание. Мы же предлагаем вечное существование сознания.
- Ты говорил, что вы не можете рисковать. А чем оправдан мой риск?
- Как у вас говорят – кто не рискует, тот не пьет шампанского.
- Хм... вам, как я полагаю, не суждено его попробовать.
- Ну, почему же? Твоими устами, твоим телом мы можем испытать все то, что чувствуешь ты. Увидеть твой мир, ощутить дуновение ветра, познать радость, боль...
- Мне очень сложно уверовать в вас. Я говорю с вами у себя в голове... будто сон, в котором я разговариваю сам с собой.
- Твоя нерешительность нам понятна, она происходит от твоих опасений...
- Да, ваши бездоказательные посулы...
- Я мог бы ответить цитатой из источника, которым ты уже пользовался – "торг здесь не уместен", но отвечу по другому – доказательства будут, готовься.

Жан проснулся бодрым, электронный сон пошел на пользу. Отсоединил датчики, проверил показания медицинских приборов – норма! Ни одного изъяна - бычара, как Влад и предполагал.
Ну, что-ж, подумал он, хоть в этом ясность, контакт на меня не подействовал.
Из камбуза вкусно пахло кофе, Игорь жевал бутерброды.
- Привет! А где Влад? – спросил Жан.
- Он еще не выходил. Ну, ты как, выспался? Каков медицинский вердикт?
- Годен к строевой! Все параметры в норме, как говорится, готов к выполнению любого задания.
- Ага, вот ты и потащишь "бурилку" по болоту.
- Тогда ты будешь отстреливаться от "пузырей".
- Это по мне, иногда так и чешутся руки пальнуть в них полной мощностью.
- Не вздумай! Ну отлетит он... на орбиту или куда подальше, ну лопнет как воздушный шарик, так ты этого даже не увидишь, никакого удовольствия, но получишь взыскание от Влада за негуманное обхождение с глупыми тварями.
- Тварь глупа , но губа у неё не дура. Помнишь, на Влада кинулся сзади один такой... рюкзак проглотил и не подавился.
- Кстати, что это Влад так долго дрыхнет? Странно. Пойду посмотрю, что он там затеял.
Открывая дверь в комнату Влада он уже знал что увидит – его восковое, пожелтевшее лицо, недвижное, бездыханное тело, лежавшее на кровати. Его замутило, замутило как тогда в клинической палате у отца. С ужасом он выскочил на кухню, его рвало.
- Что!? Что случилось!? – орал Игорь.

Потом они перетащили тело Влада в капсулу и молча сидели ожидая результатов вскрытия.
Пустота, глубокий вакуум образовался в груди у Жана, будто вынули все внутренности. Невозможно было ни представить, ни осознать, что Влада больше нет. Казалось, что вот сейчас он выйдет из капсулы и шутя спросит что-нибудь типа – ну, что приуныли? Нужно о чем-то подумать, нужно что-то решать. Как это могло случиться? Он никогда ни на что не жаловался, вчерашняя его расстерянность – кажущаяся. Кажущаяся... он что-то хотел искать на болоте, но что... что убило его? Мысли путались и не хотели выстраиваться в логические цепочки. А зачем... зачем они нужны... какая во всем этом может быть логика. Смерть? Смерть – логичное завершение всего кажется людям абсолютно не логичной. Что теперь будет? Что теперь делать? Жить дальше... ждать продолжения Контака? Контакт всему причиной? Контакт как причина смерти, или смерть подтверждение его? Да... значит и с ним может быть то же самое... значит... значит нужно успеть, успеть решиться и сделать.
- Нужно идти на болото, - сказал он.
- Какое болото? Ты что? – возразил Игорь. - Нужно сматывать удочки и делать ноги.
Капсула запищала и выдала результат – внезапная остановка сердца без каких-либо причин.
Страшно,  думал Жан, когда они укладывали тело Влада в морозильной камере,  страшно, что "без каких-либо причин". Страшно жить? Страшно думать, что причина есть, что она здесь на этой планете, может быть в болоте?
- Игорь, включай дальнюю связь, подготовь сообщение в Центр, опиши все подробно... а я проверю скафандры, сходим на болото.
- Опять ты про болото, раскомандовался.., - пробурчал Игорь и ушел в рубку.

О чем же Влад говорил мне? Что хотел сказать? – К Жану возвращалось хладнокровие и способность рассуждать. Солнечный зайчик... лиса... болото... Если болота искусственные, то что это может означать?  Кому и для чего нужны "пузыри", безмозглые животные типа наших динозавров, думающие лишь о пропитании? Наших динозавров уничтожил безжалостный астероид, освободив нишу для других видов...  Безжалостный? Как это у меня получилось, словно астероид способен жалеть о чем-то. Жалость не свойственна Вселенной, она порождение разума. Значит "пузырей" кто-то пожалел, помилосердствовал чей-то разум? Пожалела ли Лиса Зайчика, когда выгнала из его избушки? Пожалела и не убила? Милосердие – достаточное ли это условие для разума? Убийство означает отсутствие разума? Нет... нет... что-то не о том я думаю. И Влад думал о другом... что он мне говорил о солнечном зайчике? Отражение разума в другом разуме? Разумность индивидуальна. Влад хотел идти на болото, а Игорь считал это не разумным. Разумно все то, что удовлетворяет твоим потребностям, достижению своих целей? Глупо, но часто имеет место быть. Каким же разумом руководствоваться? Своим или чужим? Может ли быть абсолютный разум, отделенный от человека... от человечности? Наверно, не сложно сканировать взаимодействие потенциалов мозговых нейронов и записать копию в матрице, в камне, наконец, но сохранит ли это "чудо-юдо" без органов чувств оригинальную индивидуальность? Что же получается - чувства формируют разум, или наоборот? Но чувства, порой, противоречат разуму и милосердию...
Он вспомнил, как пришел в клинику к отцу, врачи советовали разговаривать с ним – это может помочь ему выйти из комы, но чувство тошноты, затмило его разум. Он не увидел отца, вместо него на белых подушках покоилась желтая маска с полуоткрытым ртом, к своему стыду он не смог сдержать рвоты и выскочил, долго отплёвываясь в траву.
Запутался я совсем, думал Жан, ах, как бы сейчас помог мне Влад.

- Ну, как ты?
- Никак!
- Твоя злость на нас не действует, но мешает тебе.
- Значит, я должен благодарить вас за то, что вы убили Влада?
- Ты не можешь отрешиться от земного, мы не убивали его – хочешь с ним поговорить?
- С Владом!?
- Привет, Жан, это я – Влад.
- Отстань, Влад лежит в морозилке...
- Ха, глупышок, хочешь я расскажу тебе, что я собирался искать на болотах?
- Я не верю тебе... ты не Влад.
- Болота искуственные, это мы... теперь я могу сказать "мы", оставили их для "пузырей", ну, просто – милосердие, ты же знаешь... Нам нужна была их планета, но жаль было уничтожать зверушок.
- Жаль!? Вот ты и прокололся! У вас же нет чувств... нет и жалости...
- Гражданин, не придирайтесь к фигуре речи, замени "жалость" на "целесообразность" и все встанет на свои места.
- Ты все шутишь? Все равно я тебе не верю... В чем целесообразность того что случилось? Для чего это вам? Для чего я вам нужен? Вы могли бы меня... как Влада... Какую "избушку" вы еще хотите занять?
- Ну, не глупи, не строй из себя зайчика... давай сделаем так, чтоб и лисички, и зайки жили вместе мирно, на пользу друг другу.
- Стоп! С этого места по-подробнее. О какой пользе речь? Если вам что-то полезно, то... "ничего человеческое вам не чуждо", не так ли? А не ты ли говорил мне, что мозг в ванночке – сознание лишенное органов чувств – ничего не чувствует, ему ничего не надо?
- Товарищчь, какой же вы тупой – не говорил я этого. Пойми же, наконец, и поверь – ты мне нужен как друг.
- Если ты друг – помоги мне.
-... что я и делаю уже битых полчаса. Болота искусственные, если хочешь – проверь, и подумай сам – что это может означать?
- Многое...
- ... это значит, что мы реальны, мы не твой "сон", в который ты не веришь. Привыкай, Фома, это Контакт, о котором мы так мечтали, вспомни!

Веришь... не веришь... уфф! Достали! – думал Жан, - что им от того, поверю я или нет? Главное, чтоб поверил Центр, но об этом пока говорить рано, глупо убеждать кого-то, что мыслеобраз Влада обитает где-то в планетном базальте, советуя мне по-дружески – что делать, когда его тело в морозильнике.
Игоря он отыскал в рубке.
- Ну, что, - спросил он, - послал?
- Дальняя связь не работает... хоть ты тресни... на выходе ничего нет ни по основному, ни по резервному каналам.
- Запасной блок пробовал?
- Ты будешь смеяться, но запасной тоже не работает, мистика какая-то.
Интересное дельце, подумал Жан, теперь нам обрубили внешние связи. Ай, да молодцы! Способные какие... Вынуждают нас действовать самостоятельно. Он даже испугаться не успел, отогнав мысль о том, что они теперь вообще станут "невыездными", ведь можно объяснить их "наезд" невинным стремлением сделать его сговорчивей, ну, как пацана, не умеющего плавать, подталкивают к воде.
- Говорю тебе, - продолжал Игорь, – нужно закругляться, собирать манатки и... здесь нам делать уже нечего.
- Ладно, договорились, но сначала ты поможешь мне с бурилкой на болоте.
Игорь внимательно посмотрел на него и вздохнул:
- Хорошо, если тебе неймется...

Бурилка легко катилась по грунту шурша колесами, но в скафандрах с полным снаряжением им приходилось напрягаться. Все как вчера, только Влада нет, подумал Жан. Вчера? Разве это было вчера? Казалось, что прошла уже неделя... И почему Влада "нет"? Его не покидало чувство, что он где-то рядом и, если будет нужно, поможет... только чем? Интересно, при Их способностях смогли бы Они воскресить его? Вряд ли, мертвое тело с необратимыми изменениями, как говорится, восстановлению не подлежит. Но его "матрицу", наверно, можно впихнуть в живое тело, мое, например, или Игоря. Да, именно об этом Они и говорили. Здорово получается - можно будет поговорить и с Владом, и с отцом. Хм... отец хотел меня обнять, почувствовать родного человека, а я? Что-то мне не хочется обнимать, например, Игоря как отца, даже зная, что в нем отцовская "матрица". Я обниму Игоря как Игоря, как друга, но как отца... Странно ли все это? Нет, человеку не удастся "отрешиться от земного". Но этого и не нужно, человек останется человеком со всеми своими чувствами при любой "матрице" в мозгу. Наверно, этого Им и не хватает... бедолаги...

Они подошли к краю болота, из-за густой стены лиан за ними наблюдали два фиолетовых глаза.
- Ну, что, дружок, - ласково сказал Игорь, обращаясь к "пузырю", - посторонись-ка, дай нам поработать.
"Пузырь" чавкнул зубастым ртом и промолчал, глядя то на Игоря, то на Жана, словно выбирая – кого из них первым сожрать. Игорь достал карабин, установил на нем минимум мощности, прицелился в "пузыря" и выстрелил. Гравитационный импульс мигом отбросил его на десяток метров, он бешено завращался, пуская зеленые облака миазмов и разбрызгивая болотную жижу всеми своими ласто-ногами, укатил прочь.
Проваливаясь в болото по колено, они тащили бурилку почти на руках и, пока устанавливали её, к ним подкатила еще парочка "пузырей". Одного из них Игорь выбросил на сушу, тот дико завизжал, на крейсерской скорости влетел обратно на болото и, срывая на своем пути лианы, скрылся из вида.
Бур легко вошел в болото, но на полутораметровой глубине заурчал громче, упершись в твердый грунт. Жан внимательно смотрел на монитор экспресс-анализа – после небольшого слоя чистого кварца пошли базальты. Перетаскивая бурилку с места на место и отстреливаясь, при этом, от "пузырей", они медленно передвигались к центру болота. Глубина залегания кварца увеличивалась, но он был везде. Словно стеклянное блюдце, думал Жан, наполненное жижей.
Сомнений нет, болото искуственного происхождения – дно выстелено кварцем, этого в других местах вне болот нет. Ну, и что? Что мне об этом говорил Влад? "Первый" Влад ничего не сказал, казалось, что он думал о другом, а "второй" так прямо и говорил, что, мол, это Их произведение, и это доказывает их реальность и... милосердие. Да, именно так он и сказал – милосердие. Получается, что Они загнали "пузырей" в резервации, а сами заняли их планету. Но это называется - экспансия. Занятно. Это хорошо иллюстрирует двойственность трактовки факта разными "целесообразностями" – для кого-то милосердие, а для кого-то экспансия. Лисичка не выгнала зайца из избушки, а отдала ему угол за ширмочкой. Сможет ли зайчик вернуть свое? А нужно ли ему оно? Всесильной цивилизации мыслящих камней нужно где-то обитать, вот и нам Они, как выразился Влад – мягко стелят.

Игорь, шлепая по грязи, развлекался с "пузырями", гоняя их по болоту и творя переполох в их царстве. В своем шлемофоне Жан слышал как он мило и весело разговаривал с ними, словно они его понимают. Развлекается парень. Да, для нас "пузыри" – развлечение, а мы для них – пища. Могут сожрать и не подавятся... и нет им никакого дела до того, сколько миров мы покорили, что мы "сапиенсы" и что-то там смыслим... А для третьего игрока в нашей "партии"? Что для Них "пузыри"? Аборигены... глупые и безмозглые, но заслуживающие милосердия. Для "пузырей" же Они просто захватчики, только они этого не понимают... а для нас Они учителя, гуру, наставляющие нас на "путь истины", только зачем Они убили Влада и вырубили дальнюю связь?
Ну, про связь... не хотели, как Они говорили, преждевременной огласки. А Влада? Чтоб доказать свое всемогущество и убедить меня в своей реальности? Хорошо, убедили, но как понять – что они хотят? Как поймать ускользающий солнечный зайчик... если он всего лишь отражение?
Они говорят, что им ничего не нужно, что в Контакте больше заинтересованы мы... а если попробовать "от противного", ведь планета "пузырей" им все же оказалась нужна? Например, мы Им нужны как чувственная оболочка, но с нашим сопротивлением Они её не получат. Влад это понял и представлял для них опасность, а я все колеблюсь... слава Контактера ослепила, базграничные знания многих Вселенных? А что Они мне сказали из того, что я не знаю? Хм... ничего! Первый Влад говорил об искусственных болотах, а второй лишь подтвердил... подтвердил мои собственные догадки. Вот оно – солнечный зайчик! Второй Влад лишь отражение моего образа первого Влада... Они, покапавшись у меня в мозгах, нашли там и Влада и отца... и выдали мне их как индивидуальность. Отец... Отец же не мог знать о моей слабости тогда – у него в клинике, он скончался не выходя из комы... об этом знаю только я! Получается, все эти разговоры... я разговаривал сам с собой, со своими же образами, которые Они вернули мне. Ловко! Ловкий обман, но для чего? Да, Они реальны и я Им нужен... нет, Я Им не нужен, Им нужно мое тело... оболочка. Из моего тела на Земле Они смогли бы экспансировать дальше! Опасно, это очень опасно... Нужно предупредить Игоря!

- Зачем? Я и так все знаю, - прозвучал в шлемофоне его голос. – Для Нас опасность представляешь теперь только ты.
- Так ты... ты читаешь мои мысли? – Жан был ошеломлен.
- Ха, а ты как думал? – ответил Игорь, - у Нас все под контролем.
Он, раздвигая лианы, шел к Жану с карабином наперевес, взвел регулятор на полную мощность...
Опасность... В голове у него была лишь одна мысль – опасность! Сплошной адреналин. Он успел оглядеться, с одной стороны приближается Игорь, с другой – "пузырь", с немигающим взглядом, наблюдает за ними. Игорь прицелился... Жан бросился к "пузырю"... прямо в его пасть.

Черная, густая и глубокая пустыня вокруг него. Ни лучика, ни искорки. Хотя, нет, вот одна звездочка появилась, проплывая мимо него по своим делам. За ней вторая, третья... Как много немигающих звезд. Куда они все стремятся и что им там нужно? Какая-то цель должна была их объединить и направить движение. А у меня какая цель? Я могу их всех сосчитать... проследить... взвесить любую из них, ну, например, вон ту, подмигивающую мне. Пусть она будет моей, ведь у меня ничего нет. Ничего нет... Кроме звезд здесь ничего нет. А я? Я есть, один среди звезд. Как их много... а я один. Одночество... Но вокруг меня звезды, их много. Я могу видеть их... я их вижу на мониторе своих глаз. Закованный в скафандр своего тела, вынужденный обитать только в нем, и наблюдающий за звездами на мониторе. Ах, как хочется выбраться из него, побывать там, где не был, узнать то, чего не знаю, для чего это все и для чего я... взглянуть на себя со стороны... поговорить с собой... Но я могу это уже сейчас! Поговорим? Ну, как ты? Не знаю... не знаю что ответить. Чего тебе хочется? Не знаю... Чтобы все оставалось как есть, или... пустить звезды в другую сторону? Зачем? Чтоб было интереснее. А ты сможешь? Не знаю, попробую. Получается? Пока нет. Тогда зачем ты нужен? Не знаю. Придумай что-нибудь. Зачем? Чтоб было интереснее жить. Одному жить неинтересно. Придумай себе друзей, планету, цивилизацию, вселенную... нагретую солнцем теплую, зеленую траву, по которой так приятно бегать босиком... так легко и свободно... Но... но это все уже есть. Далеко... Далеко, но есть! Так бегай же! Бегай, диши, живи! Не могу, я заперт в скафандре своего тела. Но без него ты не сможешь ни бегать, ни дышать и ни жить... Вспомни, это уже было. Помню... самое раннее мое воспоминание... зеленая трава...    босые ноги... в то утро я отделил себя от всего... я стал властелином всего... я мог делать все, что захочу. Так что же ты хочешь? Вернуться. А зачем ты поперся к звездам? Чтоб... чтоб было интересно! Тебе мало того что ты имеешь? Не знаю, наверное, мало... Мало твоих чувств, ощущений, воспоминаний? Не знаю, иногда их так много, что хочется выключить монитор. Это не проблема, проблема в том, что очень скоро тебе захочется вновь включить его, но окажется ли это возможным? Вряд ли... хотя, Они предлагают именно это. Да, Они хотят этого – чувств, ощущений... Они хотят жизни! Мертвецы хотят жить!

Жан стряхнул с себя наваждение, ударившись о шлем скафандра. На темном звездном фоне появилась планета, его выбросило на орбиту. Он вспомнил нацеленый на себя карабин Игоря, выстрел, как бросился к пузырю – почти неосознанная мысль увеличить их общую массу. Но что это изменило? Теперь он планетный спутник, теперь его "хочу-не хочу" не имеют никакого значения. Возможно через тысячу лет скафандр с его давно задохнувшимся телом, шмякнется о твердь, ничего, при этом, не изменив. Игорь вернется в Центр, продолжая внедрение в таких же как он, их отыщется достаточно... Постепенно Они овладеют Землей, занимая наши тела, будут бегать по теплой траве... по нашей траве, диктуя нам свои условия. А мы – зайчики за фирмочкой, станем для Них производителями тел и чувств. Как бездарно все получилось. Нужно было сразу все обсудить с Владом... хотя, тогда Они убили бы нас обоих. Ну, вобщем, так и произошло... Сколько мне осталось? Воздуха в скафандре хватит на час - два, самое время поплакать о себе. Странно, всегда хотелось знать час своей смерти, ну, чтоб подготовится к ней, завершить начатое... а теперь, когда знаешь его... ничего уже сделать не можешь. Да и не могли мы ничего сделать... оказались в ловушке... оказались слабыми. Проиграли. Ну, да – выигрывает сильнейший, так было всегда. Вечная борьба за выживание... Вот тебе и смысл жизни – борьба за выживание. Сильнейший не только выигрывает, но и выживает. Выживает уничтожая себе подобных? Значит Они не подобны нам... Они не человеки, но в разуме им не откажешь... Разум должен придумать выход... без уничтожения другого разума. Жалости просишь? Кто пожалеет бедного зайчика? Избушка тесновата для двоих – зайчик должен умереть. Но разве не возможен какой-нибудь симбиоз... Тело по расписанию? Ха, с 12-ти до 15-ти побудьте в теле, а потом извольте в камень, в камень извольте... Но я не хочу дряхлое тело, мне нужен вон тот мускулистый спортсмен... ну, тогда извольте в очередь, в очередь, гады! В текущем квартале все спортсмены расписаны... Но, вот только для вас... загляните через недельку, что-нибудь подберем. Но мы это все проходили...  хватит ли для Них наших тел? Может Их не так много и дефицита не будет? Но, все равно, захочется тело по-прочнее... Вот вляпаются Они в нашу "человечность"! И ничего не изменится... Тела будут по-прежнему желать жрать, а разум, толпящийся в очереди за ними, будет только способствовать этому. Какая разница – кто в моем теле?

Он рассмеялся, эта простая мысль развеселила его.
- Жан, это ты смеешься? – прозвучало в динамике шлемофона.
- Привет, Игорек, или как там тебя называть, давно не виделись...
- Не унываешь? В твоем-то положении? Далеко тебя забросило?
- Тут я, на орбите, наверное "пузырь" помог.
- Тебе теперь ничего не поможет... а ведь мог как я... вместе с нами.
- Ха, дружище, ты опять себе противоречишь, не пройдет и пары часов, как я задохнусь и буду с вами... как и Влад. Где он там у вас? Или расхотел беседовать?
- Ладно, незачем ворошить. Ты лучше скажи, что тебя рассмешило в столь трагический для тебя час, посмеемся вместе?
- Да, вот представил как Вы будете морочиться с нашими телами. В твоем теле сейчас кто? И вообще, ты ли это со мной говоришь, или я рассуждаю со своим твоим образом? Колись уже...
- Это не имеет значения...
- Я это к тому, что Игорь никогда бы в меня не выстрелил, не тот он человек, вы сломали его и внедрились в него. Кстати, как вам в его теле, вы не читали мои мысли – что вас ожидает в наших телах?
- А что такое?
- Вот тебе на! Ну-ка, покопайся у меня в мозгах и узнаешь о том, куда вы вляпались. Эта мысль меня и радует, с ней как-то веселее помирать.
- Далековато тебя отбросило, мы не можем войти в контакт.
- Ха, и это ваше "всемогущество"? Неограниченные способности ограниченного радиуса действия? Хиловатые у вас претензии на экспансию...
- Беспредметный разговор, мы отключаемся.
- И не хотите узнать, что вас ждет? Я для вас сейчас единственный источник дополнительной информации...
- Побереги кислород...
- ... вы, что, не знаете, что все дальние разведчики, при возвращении в Центр проходят карантин? Вы знаете – что это такое?
- Ваша медицинская капсула ничего не выявила.
- Но карантин совсем другое... так что, ожидает вас большой облом, зря вы это все затеяли...
- Не пугай и не лги...
- А вот на счет лжи... вру я или нет – вы сейчас проверить не сможете, мой мозг для вас недосягаем, придется поверить на слово...
- Как у вас говорят – не пудри мозги.
- ... и если даже вам удасться пройти карантин, вы будете вынуждены жить чужой жизнью, быть на нелегальном положении, ведь открытость для вас губительна. Время будет против вас... вы что думаете, что не будет противодействия в ваших поисках новых адептов... что в конце концов вас не раскроют? Конечно, многих вы сможете застращать, убить, но и вам покоя не будет... Человечество не та раса, чтоб поднять лапки кверху и отдать за просто так свою избушку. Как только все раскроется – начнется паника, стрельба всех по всем... каждый в каждом будет подозревать чужака... хитрую лисичку, которую лучше сразу убить. Кстати, если тебя в человеческом теле сейчас застрелить, то успеешь ли ты быстренько перебраться обратно в камушек, или умрешь вместе с телом? Вы думали об этом?
- Нет, но мы сможем с этим справиться...
- С вашим-то ограниченным радиусом действия?
- Мы используем близкий, доверительный контакт... Сначала ваш Игорь с нашей начинкой найдет двоих-троих податливых, мы завезем к вам  тонны нашего каменного материала, рассредоточим его у вас... Мы рисковать не будем – опыта нашего общения с вами у нас достаточно, мы тщательно изучим вас, подберем нужных нам людей, людей наделенных властью, и с их помощью, тихо, без помпы захватим всех остальных. Мы сделаем так, что все будут рады желать "покончить с бездной бедствий"... Вы не понимаете чем вы обладаете... тело способное дышать, чувствовать, жить... мозг способный вместить такое, о котором вы и не догадываетесь. Вы все это используете бездарно, живете без наслажденья своим существованием, отягощая себя каждодневными выдуманными проблемами...
-... которые теперь будут вашими! Мне жаль вас... Вас, бедолаг, пожалеть нужно... Влад раскусил вас сразу, он мне тогда говорил именно об этом, только я не догадался, о том, что вам нужны наши чувства... Возможно он надеялся с вами договориться... Жаль, что убийством вы обрубили все концы... А ведь, можно было договориться? Сказали бы открыто, мол, страдаем без тел и чувств... глядишь, что-нибудь придумали бы в обмен на ваши "неограниченные знания". У нас достаточно крепких тел с больным сознанием, которое вы могли бы оживить... главное – решать миром.
- Миром? С вами? С букашками не знающими себе ни цену, ни цели? Просить у вас милости? Не для того мы ждали в темноте миллиарды лет... Мы пестовали "пузырей", надеясь, что они разовьются, но ошиблись... и вот теперь, когда мы у цели – просить у вас мира?
- По другому у вас просто не получится... Я предлагаю вам мир! Вы возвращаете Игоря, он будет посредником, он расскажет все что знает, сюда прибудет большая экспедиция и вы, не пытаясь внедриться в кого-нибудь, начинаете переговоры. Честные и открытые. Я уверен, что все спляшется к обоюдной пользе.
- А тебе какая польза от этого, ты уже задыхаешься.
- Пойми же, вместе мы сможем достигнуть большего.
- Мы уже достигли всего... поэтому мы в камне, но теперь мы возвращаемся. Прощай жалкий, наивный человек, твоя миссия окончена.
- Но почему...

Увлеченный разговором, Жан не заметил как "его" мигающая звездочка, увеличиваясь, превратилась в большой экспедиционный корабль.
- Внимание! Говорит БЭК-пятнадцатый. По базовому каналу связи никто не отвечает, мы перешли на внутренний канал. Кто на связи? Сообщите координаты вашей Базы и подготовьте посадку. Мы прибыли по вашему экстренному вызову. Что у вас случилось, все ли в порядке?
- БЭК-пятнадцатый, миленький... ты меня слышишь? Говорит Жан Протасов, посадку запрещаю, вы слышите, посадку запрещаю. Оставайтесь на орбите, вышлите малый борт и отыщите меня – я тоже на орбите...
- БЭК-пятнадцатый, я Игорь Колесников, у нас чрезвычайное происшествие, Влад и Жан погибли... я остался один, посадку разрешаю, можете садиться...

- Не верьте ему, не верьте...!!!


dmd2015