Иго?Л.Гумелев
Дальше евразийцев пошел создатель теории этногенеза Л. Н. Гумилев.
«С точки зрения современной науки называть Русь “провинцией”  Монгольской империи вряд ли корректно... Взаимосвязь событий дает право на понимание ситуации Русь—Орда как военно-политического союза... О каком иге можно говорить? (Л. Гумилев)
Русские в 13-15 веках не подозревали, что они живут "под игом". Хотя бы потому, что не знали такого слова. "Иго" - слово латинское, из времен Римской империи. А в Россию оно попало лишь в самом конце 17-го - начале 18 века. Слово иго означало то, чем скрепляют что-либо, узду или хомут. Существовало оно и в значении бремя, то есть то, что несут, а в значении господство, угнетение впервые зафиксировано лишь при Петре I с его решительным поворотом к Западу. Что и породило жестокий комплекс европейской неполноценности. Общество, пытаясь "соответствовать" новым веяниям, лихорадочно открещивалось от всего "азиатского". И потому подброшенное словечко "иго" стало радостной находкой.
Гумилев показал, что подлинная проблематика того времени была в этногенезе русской нации. Это был период, когда русские князья убивали друг друга, брат брата, погрязли в междоусобной борьбе. Они разнесли бы Русь в клочья, если бы не дисциплинирующая роль Орды.
До Батыя, а точнее в 1169 г., Киев опустошил Андрей Боголюбский, отдавший столицу Руси на трехдневный грабеж своим ратникам, как поступали только с чужими городами. В 1203 г. то же самое сделал и князь Рюрик Ростиславич Смоленский, которому содействовал князь Игорь Святославич, известный герой «Слова о полку Игореве». Так что Батыю мало чего осталось от Киева. А нашествия кочевников, по мнению Гумелева, не отличались по своей жестокости от действий других завоевателей в средние века. Гораздо опаснее для Руси в XIII в. была агрессия с Запада, которую удалось отразить в союзе с Золотой ордой. Пока существовала сильная Византия, ни католический, ни мусульманский мир не были страшны Русской земле. Но в 1204 г. этот естественный союзник исчез, так как Константинополь был взят и разрушен крестоносцами. Без друзей жить нельзя, и тогда возник союз полухристианской Орды и христианской Руси.

классический
евразийский
парадоксальный
экзотический
Поле чудес. Четыре взгляда на Куликовскую битву

Союз
"Необходимо отметить, что в привлечении «поганых» к междоусобной борьбе князей не было для того времени ничего исключительного, ничего противоречащего феодальной этике и обычной практике межкняжеских отношений". (Каргалов В. В.)
В пользу военно-политического союза приводятся многие факты.
Пройдя через Русь на Европу, Батый ни в одном русском городе не оставил гарнизона. Так что говорить о каком-либо завоевании просто-напросто нельзя. И только через шесть лет после похода князь Ярослав предложил русским князьям признать Батыя своим "царем". Но и после того Русь ничего не платила Батыю. И только в 1258 году, через двадцать лет (!) после похода Батыя, великий князь Александр Невский договорился с Ордой о выплате дани. Этот договор был заключен в год объявления крестового похода против православия и монголов, то эту дань естественно и закономерно считать общим котлом для содержания армии, иначе говоря - экономической основой военно-политического союза Руси и Орды с главенством в нем Орды.
Даже поздние источники не отмечают национальной, а тем более религиозной вражды между Русью и Ордой. Православные церкви и монастыри налогов не платили. В 1261 г. была учреждена в Орде Сарайская православная епископия. В памятниках русской письменности того времени нет никаких уничижительных эпитетов по отношению к законным, легитимным правителям Орды – ханам (чингизидам).
Вражда появилась значительно позже, когда многие соседние народы, осколки Орды, стали мусульманами. До 15-16 веков басурманами на Руси называли исключительно пришельцев из стран Европы, прежде всего немцев, и только потом - преимущественно мусульман. Возможно,  по сходности звучания: бусурмане-мусульмане.
После похода Батыя в 1237—1240 годах, языческие монголы, среди которых было много христиан-несториан, помогали остановить натиск крестоносцев. Мусульманские ханы Узбек и Джанибек (1312—1356) использовали Москву как источник доходов, но при этом защищали ее от Литвы. В те века Московская Русь была маленькая, а Литва велика и могуча и при случае могла поглотить Московское княжество, как до этого поглотила Киев, Чернигов, Смоленск, Брянск, Полоцк....

Немного географии
Великороссия, тогда именовавшаяся Залесской Ордой, добровольно объединилась с Золотой Ордой благодаря усилиям Александра Невского, ставшего приемным сыном Батыя. А исконная Древняя Русь — Белоруссия, Киевщина, Галиция с Волынью — почти без сопротивления подчинилась Литве и Польше. И вот, вокруг Москвы — «золотой пояс» древних городов, которые при «иге» остались целы, а в Белоруссии и Галиции даже следов русской культуры не осталось.
Новгород отстояла от немецких рыцарей татарская подмога в 1269 г.
А там, где татарской помощью пренебрегли, потеряли всё.
На месте Юрьева — Дерпт, ныне Тарту, на месте Колывани — Ревель, ныне Таллин;
Рига закрыла для русской торговли речной путь по Двине;
Бердичев и Брацлав — польские земли — перекрыли дороги в Дикое поле, некогда отчину русских князей.
В 1340 г. Русь исчезла с политической карты Европы.
Возродилась она в 1480 г. в Москве, на восточной окраине былой Руси.
Утверждают, что русские князья и бояре считали, что выгодней иметь не очень сильного союзника за широкими степями, какой была Золотая орда, чем Ливонский орден и Польшу на переднем крае агрессивного рыцарства и купеческой Ганзы у себя под боком.

Оценка Куликовской битвы
"Если бы самому Дмитрию Донскому сказали эти слова - "освобождение от татар", - он бы с ума сошел. Потому что царем, которого он признавал, был именно татарский царь. А Мамай, которого побил, был самозванец, узурпатор, от которого он этого самого царя защищал. И ничего даже близкого "освобождению от татар" у него в голове не было". (Ю.Афанасьев)
Лев Гумилев считал, что ни до Куликова поля, ни сто лет после него Русь не делала даже попытки "освободиться от ига". И само "освобождение от ига", датируемое у нас 1480 годом, очень и очень условно.
На Куликовом поле Дмитрий Донской спас и утвердил на троне законного хана Золотой Орды. Но тем самым он не допустил всеобщей смуты, которая неизвестно еще как могла отразиться на судьбе Руси. Тем самым он укрепил Русь. Он продолжил и упрочил союз с Ордой, заложенный Александром Невским: внук Батыя хан Менгу помогал Новгороду против ливонских рыцарей, Тохта дружил с Михаилом Тверским, Узбек - с Иваном Калитой, Джанибек - с митрополитом Алексеем...
А сожжение Туктамышем Москвы в 1382-м Гумелев полагал за обычный для тех времен мелкий инцидент, распря среди своих. Да, война, набег, обман - обычное дело по тогдашним нравам. Хотя, в данном-то случае обида все же была особая, трещина возникла глубокая. Как же так, московский князь с союзниками воевали за тебя, только что тебе, Тохтамышу, можно сказать, преподнесли самый могущественный по тем временам трон, а ты поверил доносчикам, которых на поле битвы и не было!.. Правда, потом, исторически, Тохтамыш стократно искупил то зло 1382 года.
 К тому времени началось нашествие железных армий Тамерлана, выходивших к Волге и занимавших Елец. Вот они-то и несли с собой иго в подлинном, римском значении слова.
Не дружина, не ополчение и не вольная конница, а невиданные по тем временам регулярные войска, они несли с собой и утверждали на завоеванных землях мусульманскую культуру, общинно-бытовое и государственное устройство на свой манер. От их наступления на Русь отвлекал и закрывал хан Тохтамыш, словно бы отдавая исторический долг благодарности Дмитрию Донскому и искупая вину за поход 1382 года. Вся его долгая и бурная жизнь после Куликова поля прошла в битвах с Тимуром и тимуридами. Золотая Орда в этой борьбе истощила последние силы и вступила в полосу заката.