Резюме ортодоксов
Историки-ортодосы оценивают монголо-татарское нашествие, сопровождавшееся колоссальным разрушением производительных сил и завершившееся установлением над русскими землями тяжкого иноземного ига, как глубоко регрессивное воздействие на экономическое и политическое развитие Руси. Иго не только надолго искусственно задержало экономическое развитие Руси, но остановило наметившийся в первой половине XIII в. процесс постепенной государственной концентрации русских земель — это одно из самых тяжких последствий «татарщины». Были разрушены объективные предпосылки будущего государственного объединения русских земель.
Эта версия возникла давно и, как не странно, не на Руси.
"Подобно саранче распространялись они по лицу земли... неся ужасающие опустошения, разоряя все огнем и мечом... они разрушали до основания города, рубили леса, низвергали крепости, выдергивали виноградники, опустошали сады, убивали горожан и крестьян" (Мэтью Парижский "Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука")
В 1260 году монгольское войско, состоявшее по большей части из христиан-несториан, взяв Багдад, повернуло на Иерусалим, чтобы освободить Гроб Господень. Из-за очередной "замятни" в Орде часть войска была возвращена из похода, а оставшиеся потерпели поражение от мусульман, которым помогли крестоносцы-тамплиеры. Когда в Европе узнали об этом, то поднялся страшный шум: как могли крестоносцы-тамплиеры помогать мусульманам разбить христианское войско? Тамплиеры в ответ стали ругать монголов, что, мол, они хуже самого черта и что христиане они сомнительные, то есть восточные, православные, а от них самого Бога тошнит и потому надо их бить. Таким вот образом сложилась в Европе «черная легенда» что монголы - порождение сатаны, несущее угнетение, и с ними надо бороться и уничтожить их.
Сквозь окно, прорубленное Петром I в Европу, вместе с историками иноземцами эта версия укрепилась в России, перекочевав аж в советские учебники.

классический
евразийский
парадоксальный
экзотический
Поле чудес. Четыре взгляда на Куликовскую битву

ЕвразийствоН.Трубецкой
Совсем иначе расценивали "иго" евразийцы. Формально датой рождения евразийства считается 1921 г., когда в Софии вышел сборник, авторами которого были русские ученые, изгнанные революцией из России. Создателями евразийства были филолог и историк князь Н.С. Трубецкой ,географ и геополитик П.Н. Савицкий,  историк Г.В. Вернадский.
Евразийцы критиковали предшествующую историографическую традицию, объявлявшую татарское иго своего рода «провалом» в русской истории. Они настаивали на том, что нельзя считать это иго сплошь деструктивным: благодаря ему у нас появились фискальная система и ямская служба, перепись населения и южнорусское хлебопашество, валенки, пельмени, колокола и кофе. Но главное то, что именно благодаря монголам прекратились княжеские междоусобицы и были созданы предпосылки для формирования централизованного государства. Русь усвоила «технику монгольской государственности» (термин Н.С.Трубецкого). Евразийцы видели в этом идеальный русско-татарский симбиоз  Древней Руси и Великой Степи, который, все же, прошел не безболезненно.
 «Монгольское нашествие было, конечно, ужасным несчастьем... Массовое разграбление и уничтожение собственности и жизни на Руси ... было ошеломляющим ударом, который оглушил русский народ... Потери были колоссальны». (Г.В.Вернадский)
 «Разгром удельно-вечевой Руси ... и включение этой Руси в монгольское государство не могли не произвести в душах ... русских людей самого глубокого потрясения... Иноземное иго воспринято было религиозным сознанием как кара Божия». (Н.С.Трубецкой)

Евразийцы и славянофилы
Николай Трубецкой впервые заявил в 1925 году, что Россия является наследницей не Киевской Руси, но Монгольской монархии. Русских и кочевников связывает особое умонастроение или «бытовое исповедание», которое основано на идеях личной преданности, героизма, духовной иерархии и вере в высшее начало мира. Эти ценности несовместимы с европейским мещанством и меркантилизмом. Евразийство, таким образом, образует обновленную антитезу западничеству.
Евразийцы выступают против попытки европейской цивилизации абсолютизировать свои ценности, выдать свою культуру за общечеловеческую, соединяясь в этом со славянофилами. Революция, большевики и СССР содержат по их мнению "историческую правду", так как они подсознательно реализуют евразийский проект сопротивления Западу в содружестве с азиатскими народами.
За это "западники" подвергают евразийцев жесточайшей критике, называя их «славянофилами эпохи футуризма» и обвиняя в пособничестве большевикам. Но и коммунистам евразийство оказалось не по вкусу:
"Теории симбиоза Орды и Руси отличаются внеклассовым подходом и находятся в прямом противоречии с марксистско-ленинскими критериями" (Ю.Афанасьев. 1985 г.)
С 80-х годов прошлого века в связи с работами Л.Н.Гумилева интерес к эвразийству возобновляется. Гумилев довел до предела идею старых евразийцев о том, что русские — это не просто ветвь восточных славян, а особый этнос, сложившийся на основе тюрко-славянского слияния. Татаро-монголы в его концепции выступают не в качестве поработителей, а в роли хранителей русского государства от католической агрессии Европы. Л. Гумилев высказывался в защиту самобытности тюрко-монгольской истории, первым выступил против европоцентристской концепции о татаро-монгольском иге, об извечной вражде с кочевниками.

Оценка Куликовской битвы
"Той же осенью привел ордынский князь Мамай единомышленников своих, и со всеми прочими князьями ордынскими, и со всей силой татарской и половецкой, да еще кроме того, отряды нанял бусурман, армян, фрягов, черкесов, ясов и буртасов". (Сказание о побоище на Дону...)
Великий князь Дмитрий Иванович на Куликовом поле сражался с агрессией Запада и союзной с ней ордой Мамая, отстаивая православие. Половцы, бусурмане, фряги –они же генуэзцы (или венецианцы)... солянка сборная.
"Братие моя милая, не пощадим живота своего - за веру христианскую, за святые церкви и за землю Русскую!".(Сказание о побоище на Дону...)
В союзе с Мамаем выступал Ягайло, тяготеющий к Западу, хоть и воевавший с крестоносцами, но позже принявший католичество и ставший королем Польши.
Такая прокатолическая связка была очень опасна для православия, вынуждая князя Дмитрия противостоять ей.
К середине 1360-х годов правителем западной части Орды, к западу от Волги, был Мамай, не принадлежавший к династии Чингизидов, не носивший ханского титула и бывший во вражде с наследным ханом Туктамышем, правивишим в Золотой орде, провинцией которой была северо-восточная Русь. Это еще один из поводов для Дмитрия выступить против Мамая на стороне законного правителя Туктамыша, который, занятый в то время разборками с Тимуром, не поспевал к Битве.
Есть сведения о сурожских (крымских) купцах, которые пошли в поход с Дмитрием: если купцы финансируют войну, то, значит, они видят в ней выгоду в освобождении торговых путей Москвы с Крымом. Ведь Волга была перекрыта Ордой, Днепр контролировался Ягайлой, а теперь еще и мамаевские военные эскапады перекрыли Дон. Князь же имел с торговли налог, и нужно было защищать благополучие купцов.
Зачем понадобилась Мамаю генуэзская пехота, ведь тактика ордынцев совсем другая? Но в случае “торговой” причины войны можно предполагать, что это не Мамай нанимал себе воинов, а наоборот - сам был нанят генуэзцами для перекрытия торговых путей и ликвидации таким образом конкурента в лице русских купцов-сурожан. Если же Генуя финансировала всю эту аферу, то, естественно, дала Мамаю часть своих войск. После бегства с Куликова поля и разгрома остатков мамаева войска Туктамышем, Мамай бежал в Кафу (Крым), где был убит генуэзцами - своими спонсорами, за неисполнение контракта.
Кстати, через пару лет (1382 г.) досталось и московскому князю (чтоб неповадно было) – Туктамыш взял и сжег Москву при содействии серпуховских князей.

Свержение ига
Как бы то ни было, государственное объединение России под властью Москвы было прямым следствием "татарского ига", а настоящего насильственного свержения ига, собственно, никогда и не было. После Куликовской битвы Россия еще долго продолжала платить дань, оставалась частью татарского государства. "Свержением ига" можно было бы назвать скорее отказ Иоанна III платить дань, ведь даже царский титул, который принял Иоанн III, сам по себе не представлял в глазах татар чего-либо необыкновенного, ибо правители отдельных более или менее крупных областей монгольской империи издавна величали себя ханами и царями, сохраняя при этом свою государственную связь с империей. Важным историческим моментом было не "свержение ига", не обособление России от власти Орды, а распространение власти Москвы на значительную часть территории, некогда подвластной Орде, другими словами, замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву. Это случилось при Иоанне Грозном после завоевания Казани, Астрахани и Сибири. При этом, Россия не утратила своей национальной индивидуальности, а, наоборот, утвердила ее. Дух и идеи Чингисхана религиозно переродились и предстали в обновленной и подлинно специфически-русской форме. Сила русского религиозно-национального чувства переплавила северо-западный улус монгольской монархии в Московское царство, в котором монгольский хан оказался замененным православным русским царем.