1973
  ШЕСТИГРАННИК
дальше
Краткий курс Шестигранника
страница 3
1 - 2
4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9

Феномен продолжал развиваться новым этапом. Репетиции первого этапа с внутренней и неосознанной их потребностью, превращались в целенаправленные поиски «выхода на сцену».

Наверное, многим «представителям молодежи», прежним и настоящим, свойственна такая Самодельная электрогитара. Сохнет после покраскипоследовательность развития, самосовершенствования, от простого ко все более сложному, но редко когда целью этого развития является само развитие, у нас было чувство того, что это хорошо и потому необходимо! Помните в Бытие – Бог создал свет и увидел, что это хорошо и стал продолжать работать. Примерно так же и у нас: начав играть, мы не задумывались о мотивах и мотивациях. В этом наш феномен – нам было хорошо! Ни слава, признание, ни деньги нас не прельщали и не были нашей целью, лишь единение в музыкальном фрагменте, единство подчиненное ритму, безошибочное следование ему во исполнение общей затеи! Ну не парадоксально ли это по нынешним меркам?

Второму этапу свойственны были: а) смена и расширение репертуара – мы не просто слушали Битлов и Роллингов, но исполняли, копировали их и многих других музыкальных идолов того времени; б) переход на «новую технику» и поиски единомышленников.

Я пилил-строгал, мастеря электрогитары, выпиливал из ДСП «рогатые» деки, приделывал к ним грифы от обычных акустических гитар (откуда они только брались?), укреплял магазинные звукосниматели, подключал в старенькую радиолу типа «Беларусь» и … это кайф!, мы стали «репетировать» с электрозвуком! Помню точно, что изготовил  три такие гитары, но никак не могу вспомнить – куда они подевались? Вершиной нашего самодельного творчества был, конечно же, бас! В форме скрипичного альта, из тяжелого дерева, со специально рассчитанным грифом и импортными басовыми струнами! Это все заслуга и работа Саши. Наш самодельный бас не уступал, наверное, по звучанию многим профессиональным образцам. А наш басист Володя, из скромности или из-за боязни «дать лажу», постоянно уменьшал уровень «своего» звучания, но это было гораздо позже… 
Освоение электромузотехники шло параллельно с расширением наших рядов. Естественно, первым был первый битломан курса Саша Панов. Александр Панов. Битломан-самоучкаПодбирать аккорды, записывать тексты, помногу раз прослушивая одни и те же фрагменты битловских песен, было так естественно для того времени.
Мы понемногу набивали руки, т.е. мозоли на пальцах от жестких струн, сыгрывались. Появился первый успех в студенческой тусовке – в институтском лагере в Хандайлыке, где мы проходили военную подготовку, вечерами мы с удовольствием исполняли Yesterday, Lady Jane, Ruby Tuesday…

Этот этап увенчался нашим выступлением в школе. Недавние выпускники, мы еще поддерживали со школой связи и предложили нашему директору к одному из праздников организовать выступление нашего ансамбля. Для нас тогда это была редчайшая, а может быть – первая, самостоятельная возможность выступления на сцене. Мы не могли упустить такую возможность! Из кабинета физики был вытащен старенький усилитель УМ-50, в который мы подключили самодельные гитары и микрофон, в качестве колонок использовали еще одно «пановское» изделие, два громадных ящика, с укрепленными в них динамиками, дурно пахнущих псиной (или скотиной) по причине того, что Саша набил их какой-то шерстью. Эти «колонки» были изготовлены в стройотряде, где члены нашей группы, к сожалению без меня, имели возможность что-то там лабать. Саша не мог их бросить в далеком Томске, где работал стройотряд, и каким-то чудом затащив эти неподъемные сундуки в вагон поезда, привез в Ташкент. Программа нашего школьного выступления была предварительно одобрена завучем школы. Мы, дети социализма, прекрасно сознавали идейно-политическую обстановку и «первое» отделение концерта целиком посвятили комсомольско-революционной теме. Школьный актовый зал был набит под завязку.
Мы пели о сотне юных бойцов из буденовских войск и что-то еще из этой оперы. Наша завуч, женщина строгая и не улыбчивая, на этот раз сияла от удовольствия от нашего репертуара. Лишь только началось второе отделение, в котором мы решили побитломанить, как Сашино изделие (№2) тихо скончалось, на громкой ноте колонки сделали последний вскрик… и тишина! Зал разочарованно загудел, мы тщетно ковырялись с аппаратурой, выступление закончилось! Вместе с ним, наверное, закончился второй этап нашего развития. Разбиение на этапы, разумеется, условно и не хронологично, вы можете по-своему классифицировать нашу «музыкальную эру».
Клюхин Владимир   Панов Александр
Донской Дмитрий    Златин Ефим
Смагин Сергей         Жураковский Борис